?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Марабунта

Вашему вниманию предлагается рассказ Вячеслава Удалова о нашествии кочевых муравьев в Бразилии. События, о которых пойдет речь, происходили в конце прошлого века в Бразилии. В джунглях Амазонки, вблизи устья реки Журуа, состоялось необычное сражение между людьми и воинственными муравьями. Героем битвы, продолжавшейся три дня и две ночи, был англичанин Эдгар Лайнинген - владелец обширной плантации и ранчо с многочисленными коровами, свиньями и лошадьми.

Марабунта

"Либо бразильцы покончат с муравьями, либо муравьи покончат с бразильцами." 
Сент Илер.

От редакции

Сюжетом рассказа послужил репортаж, опубликованный в югославском еженедельнике "Арена" за 1973 г., под названием "Человек, остановивший наступление муравьев". Автор не придерживался текста оригинала, заимствуя лишь факты (место действия, оборонительная система ранчо и т. п.) и вводя в то же время по ходу повествования некоторые элементы домысла.

Что можно сказать о реальности описываемых событий? "Арена" не дает ссылок на другие источники. Говорится лишь, что о Лайнингене создали кинофильм, отдавая должное его мужеству. Вот некоторые данные о биологии насекомых. Кочевые муравьи вида Ecition praedator обитают в тропических лесах бассейна Амазонки. Движутся плотно сбитыми колоннами, похожими на потоки темно-красной жидкости, за что их еще называют кровавыми. По краям и во главе колонны шагают солдаты-муравьи с большими челюстями, а в центре маршируют рабочие, тащущие яйца и личинки. В хвосте колонны шествует матка ("царица") в окружении солдат-телохранителей. Насекомые движутся со скоростью медленно идущего человека и останавливаются на отдых, пройдя примерно километр. Когда личинки начинают окукливаться, муравьи выбирают себе временное жилище в каком-нибудь укромном месте и живут некоторое время оседло. "Царица" же неустанно откладывает все новые и новые тысячи яичек. Но как только из куколок выведутся все муравьи, матка перестанет откладывать яички, и муравьи снова трогаются в путь. С удивительным упорством эти насекомые атакуют противника, устраивая длительную осаду, и, как правило, добиваются победы.

Относительно заголовка. Словом "марабунта" в Бразилии называют нашествие кочевых муравьев.

События, о которых пойдет речь, происходили в конце прошлого века в Бразилии. В джунглях Амазонки, вблизи устья реки Журуа, состоялось необычное сражение между людьми и воинственными муравьями. Героем битвы, продолжавшейся три дня и две ночи, был англичанин Эдгар Лайнинген - владелец обширной плантации и ранчо с многочисленными коровами, свиньями и лошадьми.

Когда Эдгар получил страшную весть о нашествии муравьев, он помрачнел. Англичанин вспомнил трагедию небольшого городка Авейроса на Топажосе. Полвека назад несметные полчища красных насекомых осадили его и в конце концов заставили людей покинуть город. Теперь муравьи угрожали плантации и ранчо. Индейцы окрестных деревень уже покидали свои жилища. Угоняя скот, они бросали на произвол судьбы все, что не смогли взять с собой. И только индейцы, работавшие у Лайнингена, еще не двигались со своих мест и, встревоженные, собирались у ранчо, чтобы узнать о намерениях хозяина. Никто не сомневался, что придется отступить под натиском муравьев и чем быстрее, тем лучше. Уж больно силен и многочислен был враг. Однако храбрый и энергичный Лайнинген думал иначе. Он располагал огромными запасами воды, тоннами нефти и после непродолжительного размышления решил защищать ранчо и плантацию. Чтобы сообщить о своем необычном решении, Эдгар направился к ожидавшим его индейцам.

Вся одежда индейцев состояла только из полоски хлопчатобумажной ткани наподобие фартуков. Это были мускулистые, крепкого телосложения люди. Длинные черные волосы спадали им на плечи. Индейцы негромко переговаривались, жестикулировали, держались гордо и с большим достоинством. Они с нетерпением поглядывали на приближавшегося Лайнингена, которого уважали за хорошее к ним отношение, честность, храбрость и трудолюбие.

Когда англичанин подошел, все стихли. Четыреста человек в полнейшей тишине пристально смотрели на него. Эдгар обвел взглядом хмурых индейцев, как бы стараясь понять, что у них на душе. Затем громко сказал на языке тупи: "Вы пришли сюда, на Журуа, с разных мест - с Япура, Ютаи, Иса. Не раз за эти годы мы смотрели в глаза смерти, но, объединившись, всегда побеждали врагов. Так постоим же за себя и на этот раз! Я уверен: мы остановим и победим красных муравьев!"

Последние слова Лайнингена были встречены недоверчиво. "Что говорит белый человек? Никто и никогда не побеждал красную смерть. Уж не ослышались ли они?" Индейцы были удивлены, но не стали возражать Лайнингену. Они знали, что хозяин не бросает слов на ветер. Не было оснований не доверять ему и на этот раз. Все решили остаться и сражаться с муравьями до победы. Англичанин вздохнул с облегчением. Теперь можно было подумать об обороне.

В полдень тревожно замычали коровы, заржали кони, захрюкали свиньи. Животные инстинктивно чуяли опасность. Лайнинген схватил карабин и выбежал из ранчо. "Где муравьи? С какой стороны их ждать? А может быть, они все же минуют ранчо и плантацию?" Эдгар не мог сейчас ответить на эти вопросы и направился в сторону джунглей, надеясь разведать, в каком направлении движутся неприятельские колонны.

Он шел все дальше и дальше, приглядываясь и прислушиваясь ко всему, что окружало его. Плантация была уже позади, когда Лайнинген вошел в небольшой лесочек вблизи джунглей. Пройдя немного, он остановился, пораженный необыкновенным оживлением, царившим вокруг. Несмотря на жару, из щелей н укрытий появлялись бесчисленные полчища всевозможных насекомых. Они беспокойно сновали по траве и кустам, порхали в воздухе, жужжали и, словно обезумев, карабкались вверх по деревьям. Тревожно кричали птицы. Лайнинген прошел по просеке до большой опушки и вновь остановился. Его взгляду представилась необычная картина. По опушке леса мчался пятнистый ягуар в окружении стада антилоп. Вслед за ними с пронзительными визгами удирали обезьяны. В траве ползли, разворачивая и сворачивая свои кольца, 122 змеи, прыгали лягушки, шмыгали грызуны. Спасались бегством, не обращая внимания друг на друга, сильные и слабые, маленькие и большие. Все живое бежало, прыгало, ползло, карабкалось, объятое паническим ужасом.

И вдруг наступила тишина, удивительная для джунглей, режущая слух. Жуткое молчание, полное тревоги и страха. И птицы, и звери - все обитатели леса, кто не смог вовремя уйти, смолкли в ожидании страшного врага. Эдгар замер в оцепенении, весь обратившись в слух. На мгновение ему показалось, что он слышит биение своего сердца. Но нет, это был совсем другой звук - едва слышный, назойливый и непрерывный шелест. Будто мелкий, тихий дождь шуршал в листьях деревьев. Все ближе, ближе. Лайнинген почти бегом поднялся на вершину небольшого холма и сразу увидел их. Муравьи! Тысячи и тысячи воинственных красных муравьев! Они наступали непрерывной кровавой лентой шириной несколько метров. Впереди двигался авангард муравьиного войска, а конец колонны терялся в чаще джунглей. "Вот они - владыки леса",- подумал Лайнинген. наблюдая за муравьями. Насекомые были совсем близко, и Эдгар хорошо видел их. Словно кровавые ручейки, из муравьиного потока вытекали разведчики и. обшарив каждый куст, каждое дерево, снова вливались в колонну. Вскоре англичанин заметил, как большая группа насекомых проследовала к дереву, кишащему гусеницами. Муравьи достигли ствола и начали быстро взбираться по нему. С невероятным ожесточением они разрывали гусениц на куски, и вскоре с ними все было покончено.

Между тем главные силы авангарда, не задерживаясь ни на минуту, продолжали двигаться вперед. На их пути встретился удав. Обвив нижний сук дерева и свесив голову, большая змея, видимо, дремала после сытного обеда, не подозревая о приближающейся опасности. А муравьи-разведчики уже напали на нее. Первые же чувствительные укусы привели змею в ярость. Удав плотно обвил сук. а удары могучего хвоста сотрясали дерево. Муравьи гибли массами, но им на смену прибывали все новые полчища насекомых. Удав решил искать спасения на земле и, разжав кольца, соскользнул вниз. И сейчас же красные тельца окружили его со всех сторон, отрезая путь к отступлению. Весь облепленный муравьями, удав все еще боролся за жизнь. Но судьба его была предрешена. Муравьи выела ему глаза, проникли в пасть и буквально растаскали змею на кусочки. Лайнинген решил избавить несчастное животное от невыносимых мучений, приблизился к нему и выстрелами из карабина размозжил голову. А хищные муравьи продолжали свою адскую работу. "Ну что ж, приходите. Мы ждем вас",- процедил Эдгар сквозь зубы и поспешил на ранчо. До прихода муравьев необходимо было сделать последние приготовления к обороне.

"Тауока! Тауока!" - возбужденно кричали индейцы, показывая пальцами вдаль. С высокого холма, на котором находилось ранчо, открывалось грандиозное и вместе с тем страшное зрелище. По направлению к плантации бесконечными потоками двигались миллионные орды муравьев.

Обороняющиеся ждали противника за каналом, наполненном водой. Водяной оборонительный пояс был шириной четыре метра, его выкопали в форме гигантской подковы, окружающей плантацию. Уровень воды в канале мог регулироваться с помощью плотины, построенной на небольшой реке, притоке Журуа. Она защищала ранчо и плантацию с тыла. В нескольких сотнях метров позади канала проходил шестикилометровый ров, представляющий собой неглубокую узкую канаву, окружающую ранчо с хозяйственными постройками и стойлами для скота. Она была заполнена нефтью, и, если бы муравьям удалось преодолеть водяной барьер, огненная стена пламени преградила бы им путь.

Между тем наступающие колонны муравьев наконец достигли канала, и все войско остановилось. Из него выделились разведчики и стали исследовать водную преграду. Видимо, они искали наиболее удобное место для переправы. Главные же силы муравьев оставались на месте целых два часа. Затем около четырех часов пополудни насекомые пришли в движение. Два крыла их войска начали обходить плантацию, а главные ударные силы внезапно перешли в наступление. На фронте шириной около ста метров сотни тысяч муравьев безостановочно спускались в канал плотно сжатыми рядами и тысячами тонули в воде, а остальные продолжали двигаться прямо по их телам. Муравьи прокладывали себе путь по этому мосту из павших собратьев. Лайнинген, следя за переправой, приказал пустить в канал еще воды. Громадный водяной вал настиг муравьев, когда они почти закончили переход. Волна накрыла несметное множество красных телец и унесла их. Только жалкие остатки нападавших продолжали отчаянно барахтаться. Так защитники плантации отбили первую атаку муравьев.

Наступил вечер. Непроглядная тьма легла на землю. Небо осветилось мириадами тускло поблескивающих звезд. С наступлением темноты усилилась тревога. Будут или нет наступать муравьи? Обороняющиеся не могли заснуть. Нервы были напряжены до предела. Люди напряженно вглядывались в темноту противоположного берега, прислушиваясь к малейшим шорохам, доносившимся из-за канала. Лайнинген расставил дозорных вдоль всей линии обороны, а в некоторых наиболее опасных местах мощными светильниками освещали вражеский стан. Свет выхватил из темноты громадные темные массы неподвижно застывших муравьев.

Казалось, ночи не будет конца. Но вот забрезжил рассвет. Небо над горизонтом окрасилось в розово-красные тона. Начиналось утро. Муравьиный лагерь ожил, и люди, уставшие от бессонницы и ночных тревог, увидели, что насекомые готовят новое наступление. На западном фланге противника вблизи небольшого лесочка наблюдалось подозрительное движение. Тысячи муравьев взбирались на деревья и сбрасывали вниз листья. Лайнинген понял, в чем дело, и поразился находчивости и сообразительности насекомых. Всякий оторванный лист был плотом, а соединение нескольких таких листков уже представляло собой своеобразный понтонный мост. С помощью таких многочисленных мостов муравьи начали форсировать канал во второй раз. И снова Лайнинген приказал пустить воду. И вот вторая армия нападающих перестала существовать. Таким же образом защитникам плантации удалось отбить еще несколько яростных атак.

Однако, несмотря на успехи, ситуация складывалась не в пользу обороняющихся. Муравьиные армии завершали окружение плантации и делали попытки форсировать канал в разных местах. Контролировать положение становилось все труднее. И неизбежное случилось...

Лайнинген вдруг услышал встревоженные крики и увидел индейцев, бегущих от канала в сторону ранчо. Они размахивали руками и оглядывались. Эдгар понял: оборона прорвана. Действительно, нескольким тысячам насекомых удалось проникнуть на плантацию на одном из участков. Они и обратили в бегство испугавшихся людей. Англичанин сделал три выстрела в воздух, дав условный сигнал для отступления за вторую линию обороны- ров с нефтью.

Плантации кукурузы, табака с посадками апельсиновых и лимонных деревьев теперь достались врагу. С тяжелым сердцем Лайнинген шагал ко рву - последней преграде на пути муравьев.

Лайнингеи подошел к собравшимся за рвом индейцам. Со всех сторон на него смотрели сотни встревоженных глаз. Все ждали, что он скажет. А он стоял перед ними осунувшийся, похудевший, с плотно сжатыми губами, но спокойный и невозмутимый. Никакого волнения не отражалось на его лице. В трудных ситуациях он умел сохранять самообладание и уверенность. Эдгар не считал создавшееся положение безнадежным, но для защиты ранчо ему были нужны сильные духом люди. И поэтому, обращаясь к индейцам, он сказал: "Если кто из вас считает, что у нас нет выхода и мы погибнем, пусть покинет ранчо и переправляется через реку. Там еще нет муравьев и можно спастись. Ну, а с теми, кто пожелает остаться, я буду биться с красными дьяволами до победы!"

Он произнес последние слова очень громко, отчетливо, энергично взмахнув рукой, как бы отбрасывая все сомнения и возражения.

Однако индейцы не собирались спасаться бегством. В ответ на слова Лайнингена они закричали, что останутся на ранчо н дадут решительный отпор красным муравьям. Услышав столь единодушную поддержку, Эдгар улыбнулся и, не теряя времени, стал отдавать необходимые указания.

Тем временем муравьиный авангард достиг рва. Поначалу разведчики исследовали темную жидкость, а затем отошли назад. Муравьи не решились двинуться дальше и расположились лагерем на занятой плантации.

Наступившая ночь была такой же напряженной, как и предыдущая. А утром муравьи снова пошли вперед, но, дойдя до рва, остановились. Видимо, нефть пугала их. Однако через некоторое время сотня тысяч насекомых начали собирать листья, кору, веточки и подтаскивать их ко рву. Намерения муравьев не вызывали сомнений. Окончив подготовку, они как по команде побросали на поверхность густой неподвижной жидкости весь свой плавучий материал н начали переправу.

Лайнинген стоял наготове у края рва. Он держал коробку спичек в руке, ожидая нужного момента. И когда увидел, что муравьи почти достигли другого берега, зажег спичку и бросил ее в нефть. Моментально вдоль всего рва вспыхнуло огромное пламя, опоясав огненным кольцом территорию, прилегающую к ранчо. Бесчисленное множество муравьев, громко потрескивая, заживо сгорело в огне. Лишь жалкие остатки в беспорядке отступали на исходные позиции.

Когда пламя погасло, в черный обуглившийся ров была вылета вторая цистерна нефти. Вскоре еще одна муравьиная армия бросилась на штурм и была уничтожена огнем.

Однако положение обороняющихся все более ухудшалось. Куда бы ни бросали свой взгляд защитники ранчо, всюду виднелись несметные полчища красных телец. Их армии увеличивались ежеминутно. Из-за реки также начали прибывать колонны насекомых, замкнувшие в конце концов кольцо окружения. Единственный путь к отступлению был отрезая, а в ров уже вылита третья, последняя, цистерна нефти.

Лайнинген решил, что настала пора применить оставшееся средство - открыть плотину и затопить окрестности. Иными словами, это означало затопить плантацию, но ранчо, расположившееся на холме, люди и животные были бы спасены.

Вся трудность состояла в том, что до плотины нужно было пройти три километра по территория, занятой муравьями. Эдгар пожелал сам выполнить эту рискованную операцию. Он одел комбинезон с капюшоном и смочил его нефтью, чтобы отпугивать насекомых. Затем обул высокие резиновые сапоги, доходившие до бедер, а на руки натянул длинные резиновые рукавицы. Глаза он защитил большими очками, а уши и ноздри заткнул ватой.

Англичанин попрощался с индейцами и дал им последнее указание - зажечь нефть, как только он окажется на другой стороне рва.

То, что произошло потом, было похоже на кошмарный сон. Лайнннген перепрыгнул ров н сейчас же на него набросились муравьи, словно только н ждали, когда он окажется среди них. Они цеплялись за ноги и, несмотря на нефть, стремились взобраться как можно выше. А Лайнинген бежал и бежал, стиснув зубы и топча сапогами копошащихся муравьев. Но они налипали на одежду все больше и больше и на полпути до цели острая жгучая боль пронзила его тело. Насекомые нашли брешь в одежде я беспощадные челюсти все чаще впивались в кожу бегущего человека. "Нужно спешить! Нужно спешить!" - стучало в его мозгу. Он на ходу сбрасывал руками муравьев, сумевших добраться до лица.

Спеша изо всех сил, Лайнинген быстро устал. Он начал задыхаться, соленый липкий пот заливал глаза. Но вот наконец и плотина. Крепко сжав губы, чтобы не дать муравьям проникнуть в рот, Эдгар обеими руками ухватился за рукоятку сливного устройства и потянул ее на себя. Но она не двинулась с места. Отчаяние охватило мужественного человека. "Неужели конец?" - пронеслось в его голове. И все же со второй попытки нечеловеческим напряжением Лайнингену удалось открыть слив. На мгновение он потерял сознание, а когда очнулся, услышал шум воды, устремившейся в канал. Плотина была открыта. "Скоро начнется наводнение, - подумал он, - и если я не успею вовремя вернуться, то утону вместе с проклятыми муравьями". И Эдгар устремился в обратный путь.

Дорога назад была еще тяжелее и мучительнее. Жгучие, невыносимые укусы непрестанно терзали тело. Лайнинген бежал из последних сил, глядя на видневшуюся вдалеке стену пламени. Там было спасение. "Еще немного! Еще совсем немного!" - подбадривал он себя. Но силы покидали его. Эдгар уже не бежал, а шел, шел на последнем дыхании. Он чувствовал, что ноги заплетаются, сердце словно остановилось, и не было сил сбрасывать муравьев с лица. От чрезмерного напряжения и непрерывных укусов Лайнинген уже не видел множества красных телец, облепивших его сверху донизу. Трудно было бы сосчитать, сколько насекомых нес он на себе. Эдгар был на краю гибели, но и заветный ров с догорающей нефтью был совсем рядом. Вблизи рва Лайнинген упал на землю и потерял сознание. И сейчас же на него набросились новые полчища насекомых. Страшная боль от укусов привела его в чувство. Невероятным усилием он заставил себя на четвереньках доползти до края рва и подняться. Со всех сторон к нему на помощь бежали индейцы, но Эдгар не видел их. Перед затуманенным взором была только противоположная сторона канавы, на которой его ждало спасение. Он заставал себя перевалиться через ров. Упав на землю, Лайнинген снова потерял сознание.

Когда Эдгар Лайнинген пришел в себя, он понял, что лежит на носилках на вершине холма. Ужасно болело тело и голова, поташнивало. С трудом он провел по лицу и обнаружил, что в некоторых местах вообще нет кожи. Индейцы стояли рядом н с ужасом смотрели на него. Слабым голосом Эдгар попросил приподнять его голову. В окрестностях ранчо, в заходящих солнечных лучах, блистало море воды, поглотившее муравьев. Радость одержанной победы, большого, ни с чей не сравнимого чувства исполненного долга охватила Лайнингена и заглушила боя.. Он почувствовал в груди, в ногах, во всем своем истерзанном теле огромную жажду жизни.

"Остановили их", - сказал Эдгар глухим голосом, и слабая улыбка пробежала по его обезображенному лицу.

Profile

live_nature
live_nature

Latest Month

January 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner